Баннер в хэдере

Прижали к стенке

Не сказать, чтобы Москва отличалась особой чистоплотностью, но и здесь люди живут и понимают: на городских стенах рисовать нельзя. Сдуру вывел на фасаде какого-нибудь здания закорючку, сразу — вандал. Принцип «не навреди» громко дал сбой в 2006 году, когда активисты заштукатурили надписи на доме номер 37 по улице Арбат. Стена Цоя стала чистой, как, собственно, и подобает приличным городским стенам. Однако вместо «спасибо» общество возопило: «вандалы». И надписи пришлось срочно вернуть обратно — закорючку к закорючке. Что-то пошло не так? В Департаменте культурного наследия Москвы нам быстро объяснили, что именно: «Данный объект не входит в зону нашей юрисдикции», — сказали они. Это означает, что у Стены Цоя нет статуса объекта культурного наследия. А вот достопримечательностью ее вполне можно назвать — место фигурирует во многих путеводителях для туристов.

Вся штука в том, что здесь мы имеем дело с чем-то самобытным — народным памятником. В отношении таких законы социума не работают. Зато, как выяснилось, над ними усердно работает Евгений Бабенко, глава МО Арбат. Чиновник решил, что хватит Стене Цоя там стоять, а «подозрительным личностям» у нее ошиваться: граждане жалуются, да и вообще — как-то неопрятно, что ли, всё это выглядит. «Муниципальные власти округа Арбат получают обращения от жителей района о создании места памяти Виктора Цоя на территории спорткомплекса «Лужники» или ее ликвидации в Москве и устройстве такой стены в Санкт-Петербурге, где родился певец. Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщил глава округа Евгений Бабенко», — читаем на сайте mskagency.ru.

Александр Цой

Нюанс: как-то Стену Цоя собирались просто отреставрировать, но владелец дома номер 37 даже этого не разрешил (на том все сборы и закончились). Даст ли он согласие на перевоз куска стены или на большую «стирку»?
Кстати, если можно, хотелось бы прояснить: мемориалы певца есть во многих городах: сквер в Питере, улица в Ноябрьске (Тюменская область), памятник в Барнауле. С учетом всех вводных, кажется глупым переносить стену в «родной» город певца, потому что, по сути, все города для него родные.

«Мне кажется, что основная ценность Стены Цоя в том, что она появилась и поддерживается спонтанно, а не по решению чиновников, — говорит сын Виктора Цоя — Александр Цой, — бессмысленно переносить ее в другое место. Это все равно что предлагать перенести граффити с остатков Берлинской стены куда-нибудь в другой город, потому что в Берлине они привлекают слишком много внимания. Я понимаю, что соседство с ней может доставлять неудобства, но ведь можно постараться найти более изящное решение, чем снос или перенос. Например, признать это место культурно значимым, сформулировать правила поведения, призванные облегчить жизнь обитателям окружающих домов. Было бы круто, если бы народные избранники больше искали способы сохранять и поддерживать такие исторические места, а не уничтожать».

Резонно. Дальше — больше, теперь послушаем, что обо всем этом думает Валерий Кирилов, барабанщик группы «Зоопарк», в свое время сыгравший и записавший не одну песню с Цоем: «Я не фанат Цоя, просто был с ним знаком, мы одного круга. Но так вам скажу, раз она там образовалась, раз она там стоит — значит, там ей и место. Не надо ее таскать туда-сюда. Зачем?» «Евгений Бабенко говорит, маргиналы у нее собираются», — вставляем мы. «Мало ли кто где собирается. Он что, хочет сказать людям, где им собираться? Есть вещи, которые строят люди, непосредственно наш народ. А есть другие люди, которые решают, как чему быть, а как чему не быть, исходя из никому не ясных соображений внутри их голов (и не всегда умных, скажем так). Место образовалось, люди обогрели его своим вниманием — и вдруг появляется такой «Женек» и говорит: «Давайте всё перенесем в Питер». А чего в Питер-то? Он вообще слышал, кто такой Цой, он вообще слышал выражение: «Цой — человек мира»? Ну так давайте ее перенесем на верхушку мира. Кирпич перетаскивать? Да это анекдот!»

Какой-то несмешной анекдот получается — думаем мы и параллельно набираем известному питерскому музыкальному продюсеру и издателю песен Цоя Олегу Грабко. «Есть какие-то народные тропы, которые нельзя закрывать. Вообще, я не поклонник таких мест, но, конечно, против переноса Стены Цоя. Есть люди, которые выросли на нем. Почему сразу — маргиналы? Это просто люди, которые любят Цоя. Они все взрослые, у них внуки скоро появятся. Это стихийно созданное место поклонения, не надо переносить такие вещи. Вот если туда перестанут ходить — время всё стирает — тогда другой разговор, но пока не стоит это будоражить», — резюмирует он.

Юлия Чернова

25.08.2017г.