Баннер в хэдере

Моя методика востребована не только в России

Татьяна Камянова — поэт, переводчик, лингвист, разработчик теории и методологии системного подхода к изучению иностранных языков. Автор учебников английского и немецкого языка, являющихся лидерами продаж и издаваемых в настоящее время в издательстве ЭКСМО в серии «Иностранные языки с Татьяной Камяновой».

— Татьяна, расскажите, как Ваша жизнь связана с Москвой?

— Моя жизнь связана не просто с Москвой, моя жизнь связана с пешеходным центром Москвы.  Родилась на Пречистенке,  там же училась в школе с углубленным изучением английского языка (школа 29, ныне гимназия 1521), затем в инязе на Остоженке, затем переехала в Трёхпрудный переулок,  в дом, расположенный прямо напротив типографии, где была опубликована первая книга Марины Цветаевой и где изготовили контрольный экземпляр моей первой книги стихов «Тесными вратами». В 80-е годы служила переводчиком в Министерстве Культуры на Старом Арбате.  Во времена железного занавеса переводила гостям Москвы  —  выдающимся представителям мировой культурной элиты  —  Артуру Миллеру, Фридриху Дюрренматту,  Джеймсу Болдуину,  Мишелю Леграну,  Йоко Оно,  Чингизу Айтматову и многим другим. К тому времени в арсенале моем было уже восемь иностранных языков, которые освоила последовательно.

— Татьяна, так кто вы – поэтесса или лингвист?

— В первую очередь, я – поэт. Стихи начала писать очень рано, практически в детстве. Опубликовала две книги стихотворений  – «Тесными вратами» в 1995 году и книгу «Свет» в 2004, вступила в Союз писателей России. Судьба повернулась так, что в смутные 90-е меня пригласили преподавать в Германии,  в университете земли Северный Рейн-Вестфалия, где я начала разрабатывать системный подход к преподаванию русского языка для немцев. В то же время ко мне стали обращаться иммигранты из Казахстана, которые, находясь в Германии год,  два и более, не могли овладеть немецким языком. Это показалось мне странным, поскольку они находились в языковой среде и обязаны были посещать полугодичные курсы немецкого языка для репатриантов.

— Как Вам удалось им помочь?

— Я разложила немецкий по той же системе, что ранее русский, и результат был очень хороший. В то же время я обнаружила, что удачного учебного пособия нет ни в Германии, ни в России, откуда мне присылали учебники. И тогда, уже по возвращению в Москву, я решила написать свой первый учебник, учебник немецкого языка, который вышел в 2001 году, выдержал на настоящий момент 9 переизданий и стал бестселлером.  А двумя годами позже вышел учебник английского языка по той же методике.

— Татьяна, в двух словах, опишите Вашу системную методику. В чем ее уникальность?

— Это новый, целостный и наиболее эффективный по своей методологии способ обучения.  Он обеспечивает такую презентацию и тренировку материала,  при которой происходит формирование языковых навыков без «застревания» на начальном этапе, что способствует успешному развитию речи на иностранном языке. Это научный подход, аналогов которому нет в мире, поэтому мои учебники по системной методике востребованы не только в Москве и России, но пользуются спросом также в США, Великобритании, Германии  и других европейских странах.

— Вам нравится, что по Вашей методике уже сотни тысяч обучающихся овладели иностранными языками и постоянно присылают Вам через различные мессенжеры благодарственные письма?

— Мне конечно же это очень приятно. Я счастлива от того, что могу помочь людям в изучении иностранных языков. Но  тем не менее, очень досадно,  что в нашей стране 80 процентов населения  не владеет иностранными языками. Это происходит потому, что используются непродуктивные методики  с фрагментарным подходом, не позволяющим заложить базу, как фундамент при построении здания, и люди теряют интерес, не справляются. В моих учебниках этот момент с легкостью преодолевается, поскольку системный подход  даёт фундаментальные знания, автоматизирует навыки, и в короткие сроки позволяет добиться ошеломительных результатов.

— Вам приятно, что в YouTube появляется все больше роликов, где молодежь снимается в обнимку с Вашими учебниками и признается, что они – самые прогрессивные и современные на сегодняшний день? Вам приятна эта преемственность поколений?

—  Мне приятно, что новое поколение меня понимает, и небезосновательно —  учебники насыщены современной лексикой о программистах, гаджетах,  о психологии отношений и психологии успеха. Это мы говорим о «Практическом курсе немецкого языка» и «Практическом курсе английского языка», пользующихся особой популярностью. Кроме этого мной написана большая «Грамматика английского языка», и в настоящее время я завершаю такую же большую «Грамматику немецкого языка», аналогов которой нет на отечественном рынке. Моя английская грамматика вышла в двух томах в издательстве ЭКСМО, сейчас готовится подарочный вариант этой Грамматики. Также мной написана монография о системном подходе к изучению английского языка, сборник упражнений для школьников,  тесты для подготовки к ЕГЭ, хрестоматия по англо-американской литературе. Все эти книги также являются лидерами продаж.

— Татьяна, Вашу поэзию называют поэзией XXI века. Как Вы нашли подход к новому веку?

— На основе наблюдений и размышлений.  Меняется Москва, город, в котором я родилась и живу,  меняется поэзия. Она становится всё более метафоричной. Поэзия – это ремесло, и написание каждого стихотворения – это не только прилив  вдохновения, это еще и воплощение неких профессиональных навыков. Настоящая поэзия – она глубокая, осознанная и метафоричная.

— Вы видите поэзию в современных технологиях, технологиях XXI века или, на ваш взгляд, в них нет никакой поэзии?

— Поэзия есть во всем. Кто сказал, что современный, ускоренный стиль жизни непоэтичен?  Конечно же, мои стихотворения из первой книги стихов, «Тесными вратами», были более сходны с поэзией Серебряного века. Стихотворения из книги «Свет» приблизились к новому темпу и новому восприятию жизни. А всё, что мной пишется после и можно сейчас прочитать на портале www.stihi.ru, это уже совсем другая поэзия, поэзия времени новых технологий. Там другой темп, другой ритм, каждая строка содержит метафору и настолько насыщена, что может рассматриваться как отдельное высказывание, как своеобразный месседж, обращенный к людям. Некоторые критики говорят, что это достаточно сложно, но мне кажется, что сегодня – самое время как раз для такой насыщенной поэзии, потому что она соответствует нашему времени.

— Главные темы Вашей поэзии – любовь и смерть. Вы считаете, что с развитием медицины и технологий эти понятия уйдут из нашего обихода, поскольку, возможно, и смерть смогут победить в XXI веке, или у вас иная точка зрения?

с Наталией Александровной Бонк

— Моя поэтическая книга «Свет» открывается стихотворением «Когда нам будет 220 лет». То есть еще около пятнадцати лет назад я вполне допускала мысль, что с развитием медицины жизнь человека может настолько продлиться. Но тем не менее, и при столь длительной жизни у человека возникает рефлексия, переживание смерти, поскольку это то, что с нами всегда и то, чего не сможет избежать каждый. Поэтому тема смерти – это общая тема, безусловно. Что же касается любви, то конечно же, я верю в неё, я не была бы поэтом, если бы не верила в любовь. Более того, я считаю, что поэзия есть концентрат любви. И настоящий поэт – он наполнен любовью и именно любовь питает его и дарит способность творить.  Если говорить о Москве, то родной и любимый город тоже является для меня стимулом для поэтического творчества.  Находясь в Германии и имея возможность там остаться, я остро ощущала ностальгию по Москве, по Трёхпрудному переулку, где виртуально пребывала находясь в Германии, и для меня не было другого выбора, как вернуться.

— Как Вам перемены в Золотой миле, где вы родились, и в той новой Золотой миле, районе Патриарших, где Вы прожили много лет? Ведь все эти места очень изменились, и с советских времен, и в особенности в последнее время?

— В районе Патриарших я не живу уже последние 10 лет, причиной моего переезда явилось огромное скопление книг, которые приобретались в связи с написанием мной монографии о системном подходе к изучению иностранных языков. Переехала недалеко, осталась в центре Москвы, но теперь, бывая на Патриарших, в частности, у  93-летней Наталии Александровны Бонк, которая по удивительному совпадению живёт по соседству с тем домом, где жила я,  вижу, что произошли огромные перемены. Район Патриарших прудов был очень по-московски аутентичным, тихим и таинственным. Можно было выйти из дома в любое время дня, недели или суток, и всегда было немноголюдно и спокойно. Теперь это оживленный  Латинский квартал, и энергетика этого места сильно изменилась.

Вам нравятся эти перемены?

— У меня неоднозначное мнение на этот счёт. С одной стороны, Патриаршие похорошели, выглядят обновленно и по-европейски, а с другой – мне немного жаль старую Москву. Но чувство радости всё же преобладает.  Местами массовых гуляний стали улицы моего детства и юности — Арбат,  Тверская,  Лубянка,  Кузнецкий мост,  Камергерский переулок.  Однако гуляя по пешеходной Москве,  можно зайти в легендарные книжные магазины  «Дом книги»,  «Москва»,  «Библио-глобус»,  «Педкнига»,  где на центральных полках продаются мои учебники. Об этом можно было только мечтать!

Ева Камм

05.07.2017г.