Баннер в хэдере

История мальчика, который стал «звездой»

         В издательстве  «РИПОЛ классик» вышла книга писателя Петра Власова. У многих есть тайная, неизвестная другим сторона жизни. Хобби или даже страсть, порою очень неожиданная для окружающих. Бизнес-журналист Петр Власов- наглядный тому пример. Создатель деловых изданий — газеты РБК дейли и журнала РБК — вот уже двадцать лет, еще с университетских времен пишет сказочные повести для детей и подростков. В октябре вышла уже третья его книга – «Драуген. История мальчика, который стал «звездой». Миры автора — это всегда тонкая, гурманская смесь реальности и чуда. Здесь нет привычного, магического волшебства — скорее речь идет о пока еще не познанных до конца законах природы. Волшебное — логическое продолжение реально существующего, а герои его сказок — те, кто способен остановиться, приглядеться, увидеть.

Фрагмент истории мальчика, который стал «звездой» мы публикуем:

 В норвежскую рыбацкую деревню привозят новый экспонат для местного музея — куклу Драугена, духа смерти викингов. Сразу же после этого сын директора музея, Оле Ларсен, начинает видеть странные сны. В них он узнает о своей особой судьбе, и вскоре это подтверждается наяву — Оле спасает от гибели морской лайнер и становится национальным героем. Столичный агент делает из него звезду шоу-бизнеса, Оле оказывается на вершине богатства и успеха. Но легкие деньги не приходят просто так. Оле впутывается в сомнительную историю и все больше задумывается о том, кто же такой Драуген и какую роль он играет во всем происходящем. Удастся ли Оле спастись, вступив в схватку с мафией, пережив множество опаснейших приключений и обретя нечто гораздо более ценное, чем слава и богатство?

Глава Четвертая, в которой Оле спасает тысячу человек

Следующая неделя начинается так, что лучше потом и не вспоминать. Папа ходит мрачнее тучи, причем с каждым днем тучи все гуще и все грозовее. Слухи о том, что Драуген исчез из музея, все-таки расползлись по деревне и рыбаки сочиняют новую петицию. Какую именно – даже страшно представить. В конце концов мама понимает: нужно разрубить этот гордиев узел отчаяния. Так появляется идея «немного развеяться». То есть отправиться в короткий морской круиз по фьордам[1] на лайнере компании «Хуртирутен». Оле пару раз уже плавал на огромных красно-белых кораблях, курсирующих вдоль «хребта динозавра» или, по-простому, норвежского побережья. Раньше такая затея наверняка привела бы его в восторг. Однако сейчас, после странного сновидения про Мааальстрем, идея выйти в море почему-то не кажется особо привлекательной. Но папе, возможно, и в самом деле надо «развеяться».  Вот почему Оле через силу изображает бурную радость по поводу предстоящего плавания.

[1] Фьорды – узкие, глубокие и извилистые морские заливы со скалистыми берегами, которые врезаются глубоко в сушу.draugen82-1

Рано-рано утром в субботу папин друг из деревни привозит их на машине в Стокмаркнес, откуда лайнер с именем «Нордкапп» возьмет курс на фьорды. Бесконечным живым потоком пассажиры вливаются по трапу в бездонное чрево корабля.  Здесь, внутри, все на высшем уровне. Полированное дерево, отделка под золото, залитый светом зеркальный лифт, что бесшумно поднимает их на третью палубу. В уютном кафе Оле получает от бармена запотевший бокал вкуснейшего лимонада. Величественный пейзаж за окном поначалу кажется однообразным, но созерцание скалистых, заросших соснами-карликами берегов  мало-помалу затягивает Оле. В самом деле, где еще на свете можно найти столь странные сочетания камня и воды в разных состояниях? Горные вершины надменно вздымаются к самому небу. Их ослепительно-белые снежные шапки чудесным образом просвечивают даже через серую облачную дымку.  С ледников в море извилистыми тропками спускаются вниз потоки талой воды, похожие отсюда на блестящие струйки расплавленного серебра. Порой взгляд перескакивает с берега на встречающиеся по пути необитаемые островки самых замысловатых форм: они напоминают то кита, то бегемота, то слона застывших здесь в камне по воле какого-то могущественного волшебника. Человеческое присутствие почти неуловимо в этом мире холодной, доисторической красоты. Редко-редко мелькнет на утесе дощатая коробка небольшого домика. Неужели тут и в самdraugen120ом деле кто-то живет?… Лед в лимонаде уже почти совсем растаял. Надо бы взять еще один. Негромкий разговор родителей сливается в одно сплошное «бу-бу-бу», частично заглушаемое гулом двигателя, и глаза Оле начинают отчаянно слипаться. Его голова вот-вот беспомощно сползет по спинке дивана на плечо папы.

И тут все внезапно меняется. За одну-единственную секунду. Словно электрическая искра ударяет Оле в пятку, проходит через тело, и вылетает наружу в районе затылка. Опасность! Кто-то во весь голос орет ему это прямо в ухо пока мама с папой по-прежнему что-то негромко мурлыкают друг другу.

— Дорогие пассажиры, мы приближаемся к знаменитому фьорду Тролля, куда прибудем через полчаса, — раздается в этот момент бодрое объявление из динамика. – Приглашаем вас на палубу!

Мама и папа, послушно как дети в школе, тут же надевают куртки, и все вместе они отправляются наружу. На корме, размерами напоминающую небольшую городскую площадь, жизнь бьет ключом. Моряк в белой фуражке продает какао, горячее вино и сладкие булочки. По палубе расхаживают туда-обратно десятки пассажиров, причем с такими заинтересованными лицами, словно все происходит где-нибудь на Елисейских полях в Париже. Другие, устроившись в расставленных вдоль борта шезлонгах, пытаются сделать вид, что греются в лучах изредка выползающего из-за лохматых туч холодного, красного солнца. Вода у берега в эти редкие моменты становится от солнечного света изумрудно-голубой — такой красивой, что просто глаз не оторвать. Потом в небе, словно по заказу, зависает разноцветная радуга, соединяя мостом оба берега пролива, через который плывет лайнер. Смех, разговоры, вспышки фотоаппаратов. И, несмотря на всю эту туристическую идиллию, внутри у Оле кто-то продолжает в панике выкрикивать – «Опасность, опасность, опасность!».

Папа покупает ему какао и булочку, но Оле почти не может есть. «Что делать?» — стучит у него в мозгу одна единственная мысль. Сказать об этом папе? Или моряку, который, прикрывая ладонью стаканчики от ветра, разливает какао? Но что именно сказать? Что кораблю грозит опасность? Оле, конечно же, в состоянии представить себя на месте взрослого и посмотреть на собственные страхи со стороны: «Парень, да ты перечитал книг про пиратов! Остынь немного!». Никто не воспримет всерьез слова мальчишки. Тем более что подтвердить свои опасения ему определенно нечем. Вот если бы на корабле обнаружилась хотя бы парочка беспризорных ядовитых змей!

Оле тщательно, метр за метром, исследует глазами палубу, но, увы, ничего опасного обнаружить не удается. Хотя он уверен: на самом деле, опасность все ближе. Тем временем царящая вокруг атмосфера всеобщей веселости и расслабленность начинает отодвигаться на второй план, словно кто-то в голове плавно убавляет громкость идущих с палубы звуков. Внимание Оле полностью сосредоточенно на стремительно меняющемся береговом пейзаже. Фьорд сужается, превращаясь в подобие бутылочного горлышка. Скалы все отвеснее и круче, иная у них даже их окраска. Теперь это громадные глыбы сине-стального цвета, лишенные всякой растительности. Плотно, без зазоров, примыкающие друг к другу. Похожие на древнюю крепостную стену, сложенную тысячи лет назад мифическими гигантами, что могли двигать с места на место целые горы. От скал явственно веет чем-то мрачным, враждебным любому живому существу. Оле никак не возьмет в толк, почему никто кроме него не чувствуют этой тяжелой враждебности, которая, будто невидимый отравляющий газ, постепенно обволакивает «Нордкапп» плотным облаком. Мало-помалу ощущение страха становится невыносимым как боль от ожога. Оле отводит за рукав куртки в сторонку папу и тихо, чтобы не услышала мама, шепчет:

— Отец, ты ничего не чувствуешь?draugen152

Тот, пока еще не понимая, в чем дело, широко улыбается:

— Конечно чувствую, парень. Солнце, ветерок, вкус какао. Запах маминых духов. А! И еще то, что тебя что-то волнует. Ты не простудился? Или с животом проблемы?

Ну вот, так и есть! Все, что по мысли папы может его волновать, так это проблемы с животом.

— Нет, с животом у меня все в порядке, отец. Просто я почему-то боюсь за корабль.

Счастливая улыбка медленно, как сонная черепаха, сползает с папиного лица:

— Боишься… за корабль?

— Вот именно. Мне кажется, мы не должны заплывать во фьорд Троллей.

Оле очень жалко, что он испортил только-только начавшее улучшаться папино настроение.

— Оле, кораблем управляю не я, а капитан.

Похоже, папа просто не знает, что ответить, а потому начинает говорить банальности. Между тем, Оле чувствует: время почти на исходе. Он должен не просто рассказать о своих ощущениях. Нужно что-то сделать. К своему собственному ужасу, Оле вдруг понимает, что именно. Папа дал ему подсказку. Ноги сами по себе приходят в движение.

— Ты куда, парень?

— Пойду внутрь. Просто немного замерз.

Папа провожает его озабоченным взглядом. Хорошо, что не подозревает, куда направился Оле. Тот, огибая пустые столики кафе, стремглав бежит к лифтам. Удивительно, но кто-то словно подсказывает ему, какую кнопку надо нажать. Когда створки лифта раздвигаются, взгляду открывается пустынный коридор с множеством одинаковых дверей. И опять Оле как будто шепчут на ухо: «Пройди налево до второго поворота направо. Там дверь на капитанский мостик». Он поступает именно таким образом и вскоре, в самом деле, оказывается перед дверью с надписью «Посторонним не входить». Она закрыта, и Оле начинает отчаянно в нее барабанить.

— Ты заблудился, мальчик?

Открывший дверь моряк – здоровенный малый в белоснежном кителе и с огненно-рыжей бородой — смотрит на Оле расслабленно-доброжелательно. В одной руке он держит наполовину пустую бутылку с колой, другая выжидательно зависла в воздухе и словно изображает знак вопроса. Оле пару секунд мучительно соображает, что же он должен сказать, пока ответ сам по себе не впрыгивает ему в голову.

— Я видел мину. Наверное, это опасно. Как вы думаете?

Бутылка медленно, как в кино, падает вниз. Кажется, Оле даже успевает увидеть момент ее встречи с полом. Когда она, словно салют, разлетается на десятки сияющих осколков.

draugen14— Мину? – повторяет бородач в кителе. На его лице проступает смесь страха и недоверия.

— Да. Шар с ручками, что торчат во все стороны. Такие показывают в фильмах про войну. Хотя, может быть мне и померещилось. Не знаю.

На кителе у бородача висит баджик «Старший помощник капитана Нурне Склосс». Похоже, в его жизни это первый случай, когда кто-то приходит в рубку управления кораблем и сообщает о мине. Некоторое время он колеблется между несколькими вариантами того, что же предпринять дальше. В конце концов, Нурне Склосс исчезает, чтобы вскоре появиться одетым в теплую куртку. На его шее болтается здоровенный морской бинокль.

— Пойдем, покажешь мне свою мину, — коротко бросает он, тут же наступая на крупный осколок стекла. Раздается неприятный хруст, но помощник капитана не обращает на это никакого внимания.

Они поднимаются на лифте на смотровую палубу, и Оле ведет бородача на нос корабля.

— Вон там, — говорит он, наугад тыкая пальцем между двумя скалами, где пролегает путь во фьорд Тролля. – Солнце выглянуло из-за облаков, и солнечный луч упал прямо на нее.

Старший помощник подносит бинокль к глазам и начинает вертеть туда-обратно головой, изучая море перед носом величественно плывущего по изумрудным волнам «Нордкаппа». Внезапно бинокль странно дергается в его руках, а затем возвращается на несколько сантиметров обратно, как будто бородач действительно заметил в воде нечто интересное.

— Господи! – шепчет он. – Быть такого не может! Это действительно мина!

Забыв про ошарашенного Оле, Нурне Склосс срывается с места и стремглав бежит обратно к лифтам. Скорее всего, менять курс корабля. Оле, между тем, как прирос к палубе. Все, что приходит ему в голову, так это побежать в корабельный ресторан, схватить там вилку и как следует уколоть ей себя. Или попросить в баре стакан со льдом и весь, целиком, высыпать за шиворот рубашки. Он наверняка спит, не иначе! Не может же в самом деле появиться на пути корабля мина, которую он придумал? Но добраться до вилки или льда Оле не успевает. Жутко завывая, отражаясь гулким эхом от скалистых берегов, на корабле включается сирена.

— Внимание, внимание! – призывает голос в громкоговорителе. – Всем надеть спасательные жилеты и выйти на палубу! Это не учебная тревога! Внимание, внимание…

Тут начинается такое, что в голове у Оле мелькает мысль – если он выберется отсюда живым, то никогда в жизни больше не отправится в путешествие на таком вот здоровенном корабле, перевозящем сразу тысячи пассажиров. В случае опасности все они начинают в ужасе носиться туда-обратно по палубе, и ты чувствуешь себя так, будто оказался посередине стада взбесившихся буйволов. Лайнер, тем временем, постепенно тормозит и уходит носом влево от пролива между скалами. Представьте, однако, этакую махину длиною сто пятьдесят метров, что пытается уйти от столкновения с рогатым шариком всего полтора метра в поперечнике. К тому же развернуть здоровенный корабль в узком фьорде не так-то просто даже для опытного капитана. В конце концов, нет большой разницы в том, как получить пробоину – удариться о скалу или морскую мину. В обоих случаях на первый план выходит температура воды: в начавшейся панике не один десяток пассажиров неизбежно окажутся за бортом. А вода за Полярным кругом такая, что человек без спецкостюма сможет продержаться в ней максимум минут пятнадцать.

Пока сотни людей с криками и воплями бестолково мечутся вокруг, Оле, прислонившись к деревянным полированным перилам у борта, зачарованно разглядывает приближающуюся мину. Ее черно-стальная поверхность смешно украшена водорослями и покрыта пятнами зеленовато-белого нароста от долгого скитания по морям. До мины еще довольно далеко, но Оле кажется, что кораблю все-таки не избежать столкновения с ней. Видимо, в капитанской рубке пришли к точно такому же выводу, потому что старший помощник капитана с огненно-рыжей бородой в конце концов выскочил на палубу, держа в одной руке длинный охотничий карабин с черным прикладом. Заметив Оле, бородач кричит на него страшным голосом:

— Почему ты здесь? Срочно беги к шлюпкам!

Оле и сам прекрасно понимает, что нужно куда-то бежать, спасаться и все такое, тем более что родители, наверное, уже сошли с ума от волнения за свое чадо. Но неведомые сигналы, поступающие в его голову, вновь заставляют поступить по-своему. Отойдя немного в сторону, он наблюдает за тем, как Нурне Склосс дрожащими от волнения руками вскидывает карабин к плечу, тщательно целится и делает один за другим несколько выстрелов. Мина, однако, как ни в чем не бывало по-прежнему бодро покачивается на волнах. Моряк чертыхается, целится, беззвучно шевеля при том губами, стреляет – и снова ничего.

— Всего один патрон! – восклицает он в ужасе. – Остался один патрон!

Тут «Нордкапп» налетает на мель. Ощущения примерно такие же, как если бы вы стояли, не держась за поручень, в автобусе, что едет со скоростью тридцать километров в час, и автобус вдруг резко тормозит. Огненнобородый старший помощник, так и не успев сделать последний выстрел, кубарем катится по палубе и ударяется головой  о торчащую из стены железную деталь. Кажется, очень сильно, потому что сразу вслед за тем он кричит от боли и хватается за голову. К счастью, Оле крепко держался рукой за деревянный поручень. Хотя ему тоже пришлось встретиться с палубой, он в полном порядке — вскакивает обратно на ноги и снова находит взглядом мину. Она притягивает, завораживает его. Нет ни сил, ни желания куда-то бежать, натягивать на себяdraugen56 спасательный жилет, искать место в шлюпке. И вот, когда Оле, похоже, смирился со скорой смертью, в голове у него раздается голос. То есть уже не какое-то там предчувствие ведет его – нет, голос, торжественный и холодный.

— Возьми ружье и стреляй! – повелевает голос.

— Ружье? Я? – бормочет Оле вслух.

— Возьми ружье! Спаси остальных! Ты избранный и должен сегодня это доказать!

Все, голос замолкает. А Оле как подменили. Вместо парализующего ужаса он чувствует холодную, рассчетливую уверенность. Несколько шагов в строну – и оружие уже у него в руках. Руки держат карабин уверенно, будто Оле вовсе не тринадцатилетний подросток, а бывалый снайпер на соревнованиях. Странно, но ружье не кажется слишком тяжелым, каким должно быть настоящее оружие. Конечно, не хватает роста, чтобы нормально держать его. Поэтому он просто кладет ствол на деревянные перила у борта и начинает ловить в прорезь прицела почти уже подобравшуюся к лайнеру мину. Та, словно издеваясь, прыгает вверх-вниз на воде, мешая Оле прицеливаться. Старший помощник капитана, который, видимо, немного пришел в себя, тоже очень некстати начинает кричать где-то за спиной Оле:

— Положи немедленно ружье! Слышишь, что я тебе говорю!…

Оле понимает: еще немного и карабин у него попросту отберут. Потому прицеливается в самый последний раз – и плавно, чтобы не сбить мушку с мины, нажимает на курок. Ему кажется, он даже успевает увидеть полет вылетевшей из ствола пули. Потом на месте, где была мина, возникает огромный водяной столб, похожий на водопад. И вот этот водопад начинает наклоняться – и падает, падает прямо на него! Но прежде чем Оле настигает цунами ледяной воды, старший помощник капитана Нурне Склосс тигром бесстрашно прыгает откуда-то сзади и накрывает своим телом Оле. Они катятся по палубе одним клубком, который подхватывает захлестнувшая лайнер волна. Словно потерпевших кораблекрушение, Оле и Нурне Склосса прибивает в конце концов в укромную бухточку между двумя катушками с лебедкой.

Что случилось потом, Оле помнил уже очень плохо. Кажется, их куда-то отнесли, отогревали, растирали водкой и поили горячим, засунув под теплое одеяло. Прибежали мама, папа, еще куча людей, все трепали его по голове, называли Вильгельмом Теллем, героем, спасителем, фотографировали и даже просили автограф. Уже засыпая, Оле снова вспомнил загадочный голос в голове. Ты избранный. Было ли это на самом деле? Или от страха у него просто разыгралось воображение?

Об авторе:

vlasov

Петр Власов родился в 1973 году в г. Юрьев-Польский (Владимирская область).
Образование: международное отделение журфака МГУ.
До 1997 года — в американской редакции ИТАР-ТАСС, бюро ИТАР-ТАСС в Лондоне.
С 1996 по 2002 гг. — журналист, затем редактор международного отдела журнала Эксперт.
С 2003 года — главный редактор Интернет бизнес-газеты RBC Daily.
С 2006 по 2009 гг. — главный редактор журнала РБК.
С 2006 по 2009 гг. — главный редактор печатной газеты RBC Daily.
С 2010 по 2013 гг. — руководитель проектов в Управлении общественных связей Сбербанка.
С 2013 гг. по 2015 гг. — замглавного редактора Интернет газеты «Газета.ru»

 

22.11.2016г.