Баннер в хэдере

Разговор за жизнь

На днях в Камергерском видим, как классный спортивный парень в одиночестве сидит на летней веранде, уткнувшись в книжку Толстого. Любопытно, чего это он — подходим, чисто поздороваться. Оказалось, перед нами 19-летний Кристиан Боровик, младший сын известного журналиста Артема Боровика (трагически погибшего в 2000 году). Мы поболтали с ним обо всем понемножку.

— Спрашиваем, как дела, какие планы?
— Я окончил школу в Москве, потом отучился год в американском среднем учебном заведении (чтобы подтянуть язык). И сейчас меня приняли в Вермонтский университет. В Америке живу в общежитии и в столицу к маме (Вероника Хильчевская. — Прим. ред.) приезжаю чуть ли не на каждые каникулы. У дедушки (политический обозреватель Генрих Боровик. — Прим. ред.), конечно, тоже часто бываю. Сейчас у меня есть время, чтобы просто набрать предметов и найти себя. Мечусь между журналистикой и биологией. К концу первого года обучения должен буду сделать выбор.

— Какой разброс интересов! Все-таки, согласитесь, журналистика и биология не самые близкие области. Почему так?
— Понимаете, дело в том, что я довольно неплохо пишу. Мне очень нравится писать сочинения и рассказы. Также нравится литература, я много читаю, психология, философия. В общем, все гуманитарные науки. Но помимо этого еще есть биология. Генетика — моя вторая страсть. Единственная наука, которая меня реально привлекает.

razgovor1

Кристиан Боровик с мамой Вероникой Хильчевской

— Наверное, давит тот факт, что вы из семьи именитых журналистов. И как будто бы нужно продолжать их дело?
— Да, все верно. Мне дедушка постоянно говорит о том, что неправильно не продвигать свой талант. Он читал пару моих работ и считает, что они очень хорошие. В школах мои сочинения тоже всегда были одними из лучших. Одно даже напечатали в американской городской газете.

— Как вам вообще современная журналистика?
— Мне кажется, что по крайней мере в нашей стране журналистика вымирает. Учитывая, что закрываются независимые издания. Кроме того, осталось мало добросовестных честных журналистов, которые бы писали правду. В этой сфере должны работать порядочные люди. Как говорил мой отец, если журналист не мог сказать правду, значит, его жизнь прошла зря. Но этого недостаточно: добросовестные люди должны сидеть и в правительстве. Чтобы они поддерживали независимые издания, а не перекрывали им дорогу.

— Пойдете в профессию и будете один в поле воин?
— Если я увижу, что есть поддержка со стороны правительства. Или серьезных бизнесменов, которые хотят видеть эту профессию развивающейся и хотят видеть людей, которые пишут правду о действительности. То не задумываясь пойду по стопам своей семьи.

— Не думали сперва на практику куда-нибудь пойти, попробовать себя в деле?
— На практику по журналистике пока не ходил. Зато в сентябре прошлого года пошел волонтером в Волынскую больницу. Очень понравилось! Сначала я вообще был санитаром, потом подружился с главврачом и меня стали брать на операции! Отработал месяц. После я даже сочинение написал, которое сыграло главную роль во время вступительных экзаменов в Америке.

— Звучит неплохо! А вот еще, где вас можно «случайно» встретить в центре Москвы?
— На Патриарших. Еще часто засиживаюсь в Paul в Романовом переулке. И на углу Кузнецкого Моста и Рождественки напротив красивого исторического здания в «Хлебе насущном».

06.07.2016 г.